Афоризмы, выражения, изречения, статусы, цитаты, высказывания, фразы про эротизм, о эротизме

Добавил: Nastya | Категория: Высказывания из книг | Дата: 24-05-2011

Эротизм - подлиный эротизм, эротизм высокой марки - как и всякое искусство всегда элитарен и бежит толпы. Ему чужды давка, шум, ярмарочные фонари, любая вульгарность. Ему нужны малочисленность, беспечность, пышность, декор. У него есть условности, как в театре.

Добавил: zakxadar | Категория: Фразы из книг | Дата: 20-02-2011

Сквозь стену слева: перед зеркальной дверью шкафа - женщина торопливо расстёгивает юнифу. И на секунду, смутно: глаза, губы, две острых розовых завязи. Затем падает штора, во мне мгновенно всё вчерашнее, и я не знаю, что «наконец ещё одно», и не хочу об этом, не хочу! Я хочу одного: I. Я хочу, чтобы она каждую минуту, всякую минуту, всегда была со мной - только со мной.

Добавил: Nastya | Категория: Высказывания из книг | Дата: 18-02-2011

Она взяла моё лицо - всего меня - в свои ладони, подняла мою голову:
- Ну, а как же ваши «обязанности всякого честного нумера»? А?
Сладкие, острые, белые зубы; улыбка. Она в раскрытой чашечке кресла - как пчела: в ней жало и мёд.

Добавил: Igor | Категория: Фразы из книг | Дата: 15-01-2011

I встряхнула головой, сбросила с себя что-то. Ещё раз, секунду, коснулась меня вся - так аэро секундно, пружинно касается земли перед тем, как сесть.
- Ну, давай мои чулки! Скорее!

Добавил: Indigo | Категория: Выражения из книг | Дата: 12-01-2011

- Я не позволю! Я хочу, чтоб никто, кроме меня. Я убью всякого, кто Потому что вас - я вас - -
Я увидел: лохматыми лапами он грубо схватил её, разодрал у ней тонкий шёлк, впился зубами - я точно помню: именно зубами.
Уж не знаю как - I выскользнула. И вот - глаза задёрнуты этой проклятой непроницаемой шторой - она стояла, прислонившись спиной к шкафу, и слушала меня. Помню: я был на полу, обнимал её ноги, целовал колени. И молил: «Сейчас - сейчас же - сию же минуту»
Острые зубы - острый, насмешливый треугольник бровей. Она наклонилась, молча отстегнула мою бляху.
- «Да! Да, милая - милая», - я стал торопливо сбрасывать с себя юнифу. Но I - так же молчаливо - поднесла к самым моим глазам часы на моей бляхе. Было без пяти минут 22.30. Я похолодел. Я знал, что это значит - показаться на улице позже 22.30. Все мое сумасшествие - сразу как сдунуло. Я - был я. Мне было ясно одно: я ненавижу её, ненавижу, ненавижу!